Но судьба Куантхана ЕЛШЫНА пока остается загадкой.

С большими усилиями нам удалось по крупицам восстановить историю Аллы, от ее харбинского детства, появления в Париже и восхождения на подиум до заката карьеры, включая такие нюансы, как ее нелюбимые цветы, имя ее собаки, и даже то, как дождь влиял на ее переменчивое настроение. Но многие факты биографии ее отца, казахского железнодорожника Куантхана Елшына, остаются для нас загадкой.

Известно, что он прибыл в Харбин в 20-е годы ХХ века, но неясно, какие события этому предшествовали и в каком именно году он оказался в этом российском анклаве на территории Маньчжурии.

Интересно было бы знать, как появилась в его жизни Тамара Михайлова, юная красавица из благородной петербуржской семьи. В те времена в Харбине было множество белогвардейских офицеров и других представителей аристократии, но именно казах из Верного Куантхан завоевал сердце талантливой девушки с ангельским голосом – позже она стала известной в городе оперной певицей и усовершенствовала свое мастерство в Париже. 

В фонде Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге находится более 20 000 личных дел сотрудников КВЖД, среди которых может оказаться и дело отца Аллы. Стоит отметить, что архив КВЖД лишь частично был вывезен в СССР в 1935 и в начале 1950-х гг., и часть его так и осталась в Харбине. Она пока недоступна исследователям.

Во время редакции французской версии книги об Алле Ильчун мы использовали несколько интересных источников, повествующих об общественно-политической ситуации в Харбине тех лет. Одним из самых интересных исследований оказалась статья доктора исторических наук Марии Кротовой, которая посвятила свою диссертацию изучению личных дел сотрудников КВЖД.

Мария Кротова любезно откликнулась на нашу просьбу и предоставила нам интересные факты биографии отца Аллы Ильчун: “Имя Иличуна (И Личун) встречается в документах заседаний Правления КВЖД. В 1924 г. (с 3 октября) он занимал пост и.о.заведующего Экономическим бюро (ЭБ) КВЖД при Коммерческой части, как представитель китайской стороны (с русской стороны эту должность занимал Г.Н.Дикий). Однако, из протокола видно, что он знал русский язык”. 

Мария Кротова сообщает, что он числится на этой должности в различных списках: от 1 января 1929 г. (РГИА. Ф. 323. Оп. 9. Д. 6278). Здесь же указан его оклад — 6300 руб. в год (это были огромные деньги). Он занимал пост зав. Экономическим бюро КВЖД во время советско-китайского конфликта. По другому списку старших агентов КВЖД на 1 апреля 1932 г. (РГИА. Ф, 323. Оп. 11. Д. 441) — он (записан как И-ли-чун) так и числится и.о. заведующего ЭБ, китайский подданный.

Из этой информации можно сделать два важных вывода:

1) В КВЖД Куантхан занимал руководящую должность с солидной заработной платой, являясь специалистом в области экономики.

2) В начале 20-х годов он и его семья приняли гражданство Китая, когда советско-китайское соглашение 1924 года поставило жителей Харбина перед сложным выбором. Для сохранения права работать на КВЖД после крушения царской России необходимо было принять советское или китайское гражданство. Потому и Алла, родившаяся в 1926 году в семье родителей с китайским гражданством и на китайской земле, по паспорту числилась китаянкой.

Таким образом, нам становится более ясной та позиция, которую занимала семья Ильчун в аристократических кругах Харбина, и возможно, эти новые факты скоро приведут нас к разгадке главной тайны — что же произошло с Куантханом после того, как он отправил жену и дочь в Париж?

На сегодняшний день существует четыре версии его исчезновения:

1) Возможно, он погиб в годы японо-китайской войны, как и родная тетя Аллы по линии матери, жизнь которой оборвалась в Шанхае во время японо-китайского конфликта.

2) Нельзя исключать версию, что он попал в руки НКВД и, по подозрению в шпионской деятельности на стороне Китая, был сослан в лагеря. По приказу НКВД от 20 сентября 1937 года №00593, аресту подлежали практически «все харбинцы», уличенные или подозреваемые в какой-либо деятельности, направленной на подрыв авторитета советской государственности. Возможно, владевший китайским языком и принявший китайское гражданство, отец Аллы попал в советский Гулаг или в Карлаг. Однако, по нашему запросу в архивах Карлага фамилия отца Аллы не была обнаружена.

3) Есть вероятность, что, как китайский гражданин, он попал в японские лагеря, где над заключенными проводились эксперименты, от которых они погибали. В 40-е годы был создан скандально известный концентрационный лагерь «Отряд 731», где к пленникам относились, как к лабораторным животным.

4) Существует и надежда, что, как гражданин Китая, отец Аллы мог продолжить свою работу в КВЖД или в другой организации страны. В пользу такой версии мы располагаем документом, в котором указано, что некий Id King (Ilchun) в 1950 гг. заведовал кафедрой русского языка в китайском технологическом институте в Шеньяне — Sen Yang (Moukden) (Интересно, что имя King (хан) является как бы частью его казахского имени Куант-Хан).

Этот институт сегодня является частью Шеньянского политехнического университета. В те годы технологический институт входил в систему военно-стратегических и считался режимным. Пока нам не удалось связаться с университетом, чтобы получить подтверждение профессорской деятельности Куантахана. Без ответа остается и наше обращение в Посольство Китая во Франции. 

Каждая из четырех версий имеет право на существование, но некоторые из них вступают в противоречие с тем фактом, что фотографии Куантхана Елшына были вырезаны из семейного альбома Тамарой Михайловой, и она никогда не рассказывала Марку о казахском дедушке. Марк узнал от бабушки лишь то, что Куантхан увлекался коневодством и имел свою конюшню. В семейном альбоме мы нашли две интересные фотографии: на одной китайский конюх держит за узды кобылицу с жеребенком. На втором фото – спина крепкого мужчины, удерживающего вздыбленного коня. Он, вероятно, и есть владелец конюшни, а по казахским элементам его одежды можно предположить, что именно он и есть отец Аллы!

Эта единственная фотография сохранилась, вероятно, только потому, что на ней нельзя рассмотреть лица Куантахана. Но почему? Что заставило Тамару уничтожить редкую память об отце Аллы?

Почему имя своего отца Алла упоминает в интервью только за пару лет до своей смерти? Позже оно появляется в книге Александра Васильева. Почему упоминание казахского происхождения отца Аллы во Франции – редкость, и подтверждается лишь французским журналом «L’Officiel», и только в 2017 году?

Все эти вопросы создают у меня ощущение «déjà vu» — подобная ситуация имела место и в моей семье. 

Об этом – позже. В отдельной публикации.

Пока мы не теряем надежду, что нам удастся выяснить, что произошло с отцом Аллы на самом деле, и продолжаем поиски.  Определенная надежда связана с   Послом Казахстана в Китае Шахратом Нурышевым, по поручению которого мы ждем новостей от сотрудника Посольства Эльдара Оразгожа. По его запросу мы направили ему десятки документов из собранного нами архива, некоторые на китайском языке. С большим удовольствием мы восприняли инициативу президента Ассоциации казахстанских студентов в Китае, Айданы Ирмановой, по поиску информации об отце Аллы в китайском Харбине. 

Направлений поисков много. Большой интерес вызывает исследовательская деятельность известного казахстанского историка, профессора Гульнары Мендыкуловой. В ближайшее время мы ожидаем появления ее научной статьи, содержащей новые детали биографии Куантхана.

К сожалению, в академической среде Республики Казахстан не наблюдается большого интереса к изучению истории КВЖД.  Между тем, причастность нашего соотечественника к «топ-менеджменту» КВЖД еще 100 лет тому назад можно рассматривать в глобальной перспективе, называя Куантхана одним из пионеров нынешней стратегии Нового шелкового Пути, которая реализуется Китаем в тесном сотрудничестве с Казахстаном и Россией. Мы надеемся, что наш проект станет стимулом к более глубокому изучению этой темы в названных странах.

Эта статья — результат долгой и кропотливой работы и множества дискуссий. В ее подготовке активное участие принимали мои коллеги Карлыгаш Абиева и Гульнара Захарова, которым я безмерно признателен.

Берлин ИРИШЕВ, Париж, 31 августа 2019 г.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.